Cмерть как извращение жизни

Обыденное сознание, а часто и работы по танатологии отождествляют смерть с трупообразованием и противопоставляют ее рождению как конец началу, что аналитически некорректно. Для преодоления антропоморфизма и различения трупообразования и смерти необходимо определить их свое иное организм и жизнь.

Организм — сложно устроенный субстрат жизни, генерирующий регулярности (обычно ритмико-циклического типа), являющиеся законом функционирования данного организма. Чем сложнее такой закон тем более благоприятен организм для проявления в нем жизни (Chebanov, 1993). Так, механические часы задают простые регулярности и в минимальной степени могут быть субстратом жизни, тело же млекопитающего обладает сложными регулярностями и может быть наполнен жизнью в высокой степени.

Жизнь обнаруживается как нарушение регулярности, генерируемой организмом. Она всегда проявляется как чудо — то, что непредсказуемо. Но такая непредсказуемость не является хаосом, а выражает свободу, обретаемую благодаря существованию закона.

Соотношение организма и жизни распознается народным сознанием. Так, сказочная мертвая вода, сращивающая части трупа, влияет на организм, жизнь в который вносится водой живой.

Описанная феноменология реализуется на субстратах — организмах — разных типов, что позволяет говорить о жизни биологических существ (микробов, растений, животных), жизни психики, общества, культуры, литературы, политики, экономики, финансов, и даже о жизни планет или галактик как проявлении жизни физической.

Вопрос о том, проявляется ли на разных субстратах одна и та же жизнь, или разные типы жизни (т.е. термин «жизнь» полисемичен) или эти жизни обладают разными сущностями (т.е. «жизни» в сочетаниях «жизнь растения» или «жизнь души» — омонимы) открыт.

Прежде, чем отвечать на него, следует отметить, что для развиваемого феноменологического представления до тех пор, пока не встает вопрос об источнике жизни, первые два варианта будут эквивалентны, а ответы на многие вопросы в отношении организма и жизни будут применимы и в третьем случае (имея характер аналитической модели, непригодной для онтологизации).

Т.о., говоря о виде жизни, имеют ввиду проявление жизни в организме того или иного разряда, которые различаются и интенсивностью проявления на них жизни. Так, в механических организмах жизнь проявляется точечно (в момент первотолчка планетарной системы или завода будильника), в психических — ситуаций проявления жизни несоизмеримо больше.

Интерпретировать это обстоятельство можно по-разному. Так, для научно-атеистического сознания возрастание сложности организации вещества создает все большие возможности для реализации жизни. Для религиозного сознания, например, в духе Григория Паламы, происходит ослабление проявления жизни при движении от психики к физическим телам, которые являются пределом обезжизнивания мира.

Теперь можно определить и интересующие категории.

Трупообразование — это обезжизнивание организма данного типа, прекращение генерирования им регулярности, необходимой для того, чтобы было что нарушать. Трупообразование сопровождается переструктурированием организма в организмы другого разряда, вплоть до таких конгломератов субстрата, которые не являются организмами: труп человека оказывается пищей для микроорганизмов, которые его преобразовывают в прах, входящий в почву, далее вовлекаемый в новые организмы, и т.д.

В анализируемом контексте трупообразование оказывается узловым моментом телесных трансформаций организма.

В связи с этим можно отметить два обстоятельства.

1) Не все телесные преобразования сопряжены с появлением трупа, по крайнем мере, заметного для неискушенного наблюдателя. Так, к примеру, разрастаются многие кусты и травы. Но и у них отмирают какие-то побеги, погибают некоторые из отчленившихся особей (при размножении отводками, усами, черенками). Но это вообще свойственно трупообразованию, которое может быть стохастическим (а не обязательным).

Трупообразование может касаться не всего организма, а отдельных его частей. Частичное «отрупление» постоянно происходит и у человека (минерализация скелета, отмирание и сшелушивание кожного эпителия).

Последовательное увязывание смерти и трупообразования и приводило египтян к необходимости сбора всего, что покрывало тело человека в течение жизни, смывов с его тела и захоронения всего этого вместе с основной частью трупа после кончины.

2) Трупообразование обычно относят к таким телесным трансформациям, при которых из субстрата организмов более наполненных жизнью складываются организмы менее наполненные жизнью (человеческое тело превращается в субстрат для микроорганизмов).

Обратные же преобразования, хотя они имеют место, обычно не квалифицируют как трупообразование и смерть, как например, как смерть зерна (точнее, эндосперма) при его прорастании или смерть плаценты при рождении ребенка. Подобное словоупотребление указывает на то, что интуитивно трупообразование усматривается только при распаде организмов, сопровождающемся уменьшением жизненаполненности. Если же наполненность жизнью возрастает, но при этом обнаруживаются значительные «отходы» органического субстрата, речь о трупообразовании не идет (ср. далее).

Тленные организмы весьма разнообразны. Так, душа — организм, в котором проявляется психическая жизнь, коллектив и обществ — организмы, которым свойственна социально-психологическая и социальная жизнь и т.д.

О трупах организмов некоторых типов говорить затруднительно (по разным причинам). Так, коллектив превращается в труп, когда он не функционирует как социально-психологический организм, а является внешне зарегистрированным конгломератом индивидов. Ни один из них при этом не станет трупом, но труп коллектива налицо.

Последнее интересно тем, что человеку (как, видимо, и многим животных) неприятно взаимодействие с трупами. Однако, это относиться с очевидностью только к трупам биологическим. Но трупы могут быть и иными домашней утвари (они и собираются в музеях), одежды, государств или партий (вспомним знакомое многим отвращение в последние годы существования к КПСС или СССР) и т.д. Культура обращения с такими трупами доступна далеко не всем (см.далее).

Для трупообразования как точки бифуркации телесной рансформации важно 1) существование беструпных трансформаций (см. выше) и 2) то, что в тех случаях, когда имеется трупообразование, обычно наблюдаемо и возникновение организмов (зачатие, зарождение, рождение) — как конец существования тела организма трупообразование принадлежит тому же ряду, что и его возникновение.

Определив жизнь, возникновение тела и трупообразование без труда, можно обнаружить затруднения определения смерти — обыденно понимаемая смерть оказывается телесной трансформацией с трупообразованием, при которой жизнь перебрасывается на организмы другого типа.

Причины такого затруднения и предстоит выяснить.

Прежде всего, обнаруживается, что речь о смерти заходит тогда, когда имеет место трупообразование. Но, как выяснено, смерть связана с трупообразованием косвенно. Как отмечалось, смерть усматривают тогда, когда трупообразование и возникновение из субстрата трупа новых организмов сопровождается уменьшением их наполненностью жизнью. Так, если человеческий организм замещается биоценозом микроорганизмов, червей и насекомых, то говорят о присутствии смерти — этот биоценоз менее наполнены жизнью, чем человек. Трупообразование же этих организмов воспринимается как смерть ввиду того, что возникающие физико-химические конгломераты менее наполнены жизнью, чем низшие биологические существа.

Подобное снижение жизненаполненностью прослеживается по всему ряду — от жизни духовной через душевную и биологическую к жизни физико-химической. Это дает основания усматривать присутствие смерти при аналогичных преобразованиях организма даже при отсутствии трупа.

Cложнее распространенная ситуация возникновения трупа с целью поддержания жизни в других организмах. Если, напр., поддержание жизни микробов обеспечивается тем, что они вызывают заболевания с летальным исходом у человека, то присутствие смерти не вызывает сомнений. Если же человек или хищник умерщвляет другое животное с целью его поедания, то говорить о смерти не так просто — трупообразование одних существ является условием поддержания жизни в других существах, полагаемых более жизненасыщенными.

Затруднения квалификации ситуаций как имеющих отношение к смерти указывает на ограниченность обыденных представлений о приуроченности смерти к трупообразованию. Ее присутствие признается очевидным там, где уменьшается жизненаполненность, где жизнь рассеивается. Там же, где даже трупообразование сопряжено с повышение жизненаполненности, о смерти говорить затруднительно.

Разнообразие таких ситуаций и их число весьма велико — это и то, что связано с добыванием пищи, и рубки деревьев с целью получения материала для строительства жилищ или храмов, писания икон и т.д. — во всех этих случаях трупообразование или локальная некротизация обеспечивают итоговое возрастание жизненаполненности.

Вышеприведенные соображения дают основание сделать ряд выводов.

1) Смерть присутствует там, где имеет место монотонная трансформация организмов с уменьшением жизненаполненности (духовные, психические…).

2) Если такие преобразования локальны, то как смерть они воспринимаются тогда, когда это не приводит к увеличению жизненаполненностью каких-то организмов.

Эти выводы позволяют трактовать смерть как рассеивание жизни. При этом существует смертоносность одного живого организма для другого ввиду того, что для поддержания жизни организм, на котором она реализуется, «должен» осуществлять экспансию, разрушая другие организмы, исключая возможность проявления в них жизни *.

Т.о. жизнь, проявляясь в разных организмах, оказываясь рассеянной по отдельным самостям, может входить в конфликт сама с собой, что и порождает состояние, квалифицируемое как смерть.

Итак, смерть не имеет самостоятельного существования, не имеет отдельного источника, а выступает как извращение жизни, является следствием самочинного существования отдельностей организмов. В христианском сознании это выражается в представлении о том, что Господь смерти не учинил, что смерть не равноправна с жизнью. Представление же о смерти как извращенной жизни, особом существе наглядно выражается в образе женщины, причем женская — родопродолжающая — природа смерти при этом отнюдь неслучайна (ср.Outechin, 1993).

3) Ввиду того, что процессы умерщвления и трупообразования вызывают психические аффекты существует настороженное отношение к палачам, при понимании их социальной необходимости, а ныне — и к реаниматорам, умерщвление для пищевых целей ритуализуется и сакрализуется, к нему не допускаются дети и т.д. Маркированность проявляется и в том, что некоторыми людьми фиксируют появление у человека (даже погибающего от несчастных случаев) за некоторое время до этого (от дней до недель) запаха смерти.

4) Часто смерть не замечается тогда, когда она не сопровождается трупообразованием или этот труп незаметен. Так, вокруг нас бродит много мертвецов — тех, в которых умерли чувства, душа. При этом имеет место и трупообразование — структуры психики разрушены, вплоть до омертвления той или иной души (печеночной, сердечной, головной), причем оккультизм может использовать материал этих душ. Многим это незаметно и такие бродящие трупы не вызывают у них дискомфорта. Для обладающих душевным зрением, присутствие этих трупов очевидно.

Психическая смерть и трупообразование души не редкость — речь идет о зомбировании, программировании, старческой ритуализации обыденного Поэтому необходимо обсуждение еще одного феномена — некротизации.

Некротизация — процесс замещения поведения, автоматическом самособойном функционировании человека и т.д.

Это дает основание говорить о том, что смерть — это проявление активности формы одного организма по отношению к форме другого, источник стерезиса, пронизывающего форму этого организма (Чебанов, 1984).

Так, животное, попав в незнакомую ситуацию, проявляет поисковую активность, которая является компонентов его жизни.

Если подобные ситуации повторяются, то формируется условный рефлекс и организм автоматически реагирует на ситуацию. Точно также, решение арифметических задач является фактом творческой жизни человека (ребенка), владение же алгеброй превращает это решение в функциональное отправление интеллекта и т.д.

Локальная некротизация, как и локальное трупообразование, могут увеличивать общую жизненаполненность. Так, наличие многих стереотипов поведения у человека освобождает его сознание от творческого решения множества обыденных задач (типа поиска выключателя или застегивания пуговиц) и позволяет осуществлять сложные и уникальные действия. Но в этом опасность того, что вся деятельность окажется самособойной, некротизм приобретет тотальный характер и человек превратится в автомат. Это тоже разновидность смерти без трупообразования.

Учитывая некротизацию, можно различать три разряда существ — живых, в которых актуально проявляется жизнь, мертвых — допускающих или даже содержавших в себе жизнь, но лишенных её сейчас, и неживых, существование развитой жизни в которых невозможно (существование последнего типа, отличного от второго, иногда проблематизируется). Некротизация умножает число мертвых существ, которые начинают перемешиваться с неживыми.

Сложно организованное функционирование неживых организмов позволяет имитировать проявление жизни, причем, чем сложнее это функционирование, тем в большей мере. Такие организмы можно создавать искусственно, правда, обычно на других субстратах. Таковы протезы. Как и в случае некротизма, использование протезов может привести к увеличению жизненаполненности индивида, но существует и опасность тотального протезирования организма с неизбежным замещением всей жизни функционированием. Пределом является протезирование души.

Протезированный мир также наполнен смертью как извращением жизни. Наиболее изощренным вариантом одержимости смертью является формирование нежити — существа, ведающего, что такое жизнь, но ее лишенного, а поэтому стремящегося имитировать жизнь, создать иллюзию жизни за счет использования специальной техники. Пример формирования нежити — реанимирование сопротивляющегося жизни, а локальных нежитей — использование муляжей гениталий для полового удовлетворения.

Все описанные пути одержимости смертью представляют собой извращения жизни. Смерть сопровождает и провоцирует трупообразование, когда уменьшается жизненаполненность организма. Смерть появляется тогда, когда обнаруживается, что для жизни не хватает каких-то ресурсов энергетических, временных, субстратных. Некротизм опирается на совершенство функционирования организмов, их самособойность.

Один и тот же процесс трансформации организма может выглядеть и как сопровождающееся расцветом жизни освобождение от плоти и начало новой, более полной жизни, связанной только с душой, и как освобождение тела от души и образованием одержимого смертью трупа с его дальнейшим разложением.

Понимание проявления жизни при трансформациях организма, роли в них тела и трупообразования — важный момент подготовки к правильному завершению телесной земной жизни. В этом — одна из практических задач танатологии, решаемая дома, в клиниках, хосписах…

Литература

  • Чебанов С.В. Представления о форме в естествознании и основания общей морфологии // ORGAANILISE vormi teoria: X teoreetilise bioloogia kevadkool. Tartu. 1984.
  • Chebanov S.V. The ordinary miracle of life in perishable organism // Folia Baeriana 6. Tartu: Estonian Academy of Sciences, 1993.
  • Outechin I.V. Death is femina // Folia Baeriana 6. Tartu: Estonian Academy of Sciences, 1993.
Advertisements